Вердикт.

чиновник
чиновник

На бога надейся, сам же не плошай.
Я же надеялся, правда, не на бога, но почти на небожителей.
А их решение меня страшно огорчило.
— Не дорос ты еще до этой должности!
А как я надеялся на них! Как себя ко всему этому готовил в мыслях! Сколько свободного времени и сил затратил на свое образование! И все понапрасну!
Блин бородатый! Читать далее «Вердикт.»

Наболело.

футбол

Начну вот так.
Футбол, это не только спортивная игра, это еще и часть жизни большого количества людей на Земле.
Трудности временные, но вполне преодолимые, или самая настоящая наша, российская дурь?
Наболело. Как сказал один известный киногерой, хочется просто рвать, и метать, рвать и метать! И ругаться матом.
И какого, скажите мне пожалуйста, дьявола проклятущего, вам только большие, да что там большие, бешенные деньги в качестве заработной платы платят? Кто-нибудь мне разъяснит, а то сам я никак уразуметь этого не могу, не дано мне природой такого таланта. Не могу понять необъяснимого.
Опять не дал всем нам, болельщикам данного футбольного клуба повода порадоваться последний, прошедший футбольный матч. Сдать, а другого слова я и не подберу, матч со счетом один восемь это не шуточки, это что-то из ряда вон выходящего! Читать далее «Наболело.»

Обезьяна.

обезьяна

К жаре, так же как и к холоду привыкнуть невозможно. Их можно только терпеть. Поэтому и терпим. Терпим и надеемся, что все-таки понизится эта страшная температура, и жара спадет.
Страшный зной. Жаркое лето. Месяц август. Город Москва. Местный зоопарк.
Почти по Александру Блоку. Почти, не совсем так, но почти.
Обезьяна жарким летним августовским днем сидела в клетке зоопарка и смотрела на беснующихся вокруг ее клетки людей. Они строили ей смешные рожи, дразнились, улюкали и гигикали, прыгали, кричали и свистели, и даже пели песни и танцевали. А обезьяне было все равно не до них. Ей было очень жарко и очень скучно. Ей хотелось в данный момент времени обыкновенного мороженного. Ей хотелось прохлады тенистых африканских пальм.
А людям было весело, очень весело. Они смотрели на обезьяну, на грустную, печальную обезьяну, и им вообще было непонятно, почему она такая грустная, почему она такая печальная? Необходимо радоваться нашей жизни, пока живешь на этом белом свете. Какие могут быть у обезьяны серьезные проблемы в ее жизни, чтобы так грустить, и быть такой печальной? К чему все это? Читать далее «Обезьяна.»

Смог.

смог

Смог!
Повсюду смог и дым!
Воздух пропитался дымом!
К черту все!
Все к черту!
Особачило все!!! Все особачило до псятины с собачатиной!
До изнеможения, до чертиков, до отстоя в глазах. Плюнуть на все слюной. Читать далее «Смог.»

Метель.

зной

Организм, если мы ему не помогаем, старается сам помочь себе. И чего он только не придумает, уставший от неимоверного зноя. А то! Как же еще ему поступать? Сам себе не поможешь, от других помощи не дождешься. А если уж не помогает на самом деле, то уж хоть в какую-нибудь иллюзию окунуться. И та на пользу. Может быть на пользу.
На дворе лето жаркое до предела до умопомрачения, август дает всем нам жару. До испарения мозгов в тесной черепушке. Конечно, тесной, они ведь уже от температуры распухли, вспучились, словно тесто на пироги. А мне зимняя разухабистая метель приснилась. Вот только метель вроде, как и снежная, но жаркая, горячая, как раскаленная пыль песчаная. Залезает своими горячими конечностями во все доступные ей дырочки моей одежды, и поджаривает меня заживо. Ух ты! Горячее чем в парилке банной. Словно сильно горячий, даже перегретый пар в банной парилке. Проснулся поутру влажный весь, в поту жарком.
Вот как хочется моей физической составляющей живительной прохлады. Хотя бы даже во сне. Да не дает природа расслабиться. Хочешь метель – получай. Только не настоящую метель, а метель изнемождающую своей критической плюсовой температурой.
А как хорошо сон начинался, и как неважно закончился.